Американские врачи пересадили ядро материнской яйцеклетки в донорскую яйцеклетку с предварительно удаленным ядром, после чего произошло оплодотворение. Эта операция позволила избежать риска развития у ребенка редкого заболевания, связанного с дефектом митохондриальных генов матери. Как известно, митохондрии обладают собственной ДНК и передаются только по материнской линии; после процедуры, проведенной специалистами под руководством Джона Джанга, материнское ядро с ядерной ДНК оказалось в другой клетке со здоровыми митохондриями, которые передались и ребенку.

Каждый из нас бережно хранит в памяти воспоминания детства

Каждый из нас бережно хранит в памяти воспоминания детства. Для многих такими яркими моментами в этот период жизни являлись «Цветоводство», 1974 год.

В эксперименте участвовали две группы лабораторных крыс

В эксперименте участвовали две группы лабораторных крыс. У одной не было зависимости от алкоголя, но им давали в качестве питья раствор спирта. Другие крысы имели алкогольную зависимость, то есть испытывали потребность в новых дозах этанола. Нейроны, активируемые после употребления спирта, ученые отслеживали по экспрессии определенного белка. При помощи инъекции специального ингибитора исследователи подавили активность этой группы нейронов центрального ядра миндалевидного тела у крыс из обеих групп. В результате оказалось, что у крыс, не имевших алкогольной зависимости, после этого потребление алкоголя снизилось временно, а на следующий день уже восстановилось. Значительно отличался результат у крыс-алкоголиков. После инактивации нейронов у них прекратилась тяга к новым порциям алкоголя. Причем эффект длился неделями. У людей это выглядело бы как, если давно пьющий алкоголик вдруг внезапно забыл о своей тяге к спиртному и перестал бы испытывать потребность выпить. К тому же авторы исследования обнаружили у этих крыс значительное снижение соматических проявлений «синдрома отмены», то есть всех тех неприятных последствий, которые испытывает алкоголик после прекращения длительного запоя. У крыс они в первую очередь проявляются, как и у людей: дрожь, рвота, тахикардия и так далее. По словам исследователей, их следующим шагом станет выяснение, как формируются активируемые алкоголем нейронные цепи при возникновении зависимости, а также найти способ применить полученную информацию в излечении алкоголизма у людей.

«Молекулярная эволюция и популяционная генетика» (2008), Ю

«Молекулярная эволюция и популяционная генетика» (2008), Ю.Ф. Картавцев. В книге рассматривается широкий круг вопросов популяционной, эволюционной и экологической генетики с примерами из различных групп организмов, но преимущественно морских животных. Учебное пособие предназначено для студентов старших курсов, обучающихся в университетах по биологическим специальностям, также может представлять интерес для широкой аудитории специалистов, интересующихся генетикой и экологией популяций, проблемами вида и видообразования.

О катастрофических событиях в истории нашей планеты рассказывает профессор геологического факультета МГУ Николай Короновский.

О катастрофических событиях в истории нашей планеты рассказывает профессор геологического факультета МГУ Николай Короновский.

Диметилтриптамин () — психоделик, способный вызывать краткие, но исключительно яркие галлюцинации

Диметилтриптамин () — психоделик, способный вызывать краткие, но исключительно яркие галлюцинации. Еще полвека назад обнаружилось, что в небольших количествах ДМТ синтезируется и нашим мозгом. Функция его остается неясной, хотя активнее всего этот синтез происходит в фазу «парадоксального» сна, поэтому сразу было высказано предположение, что ДМТ может играть роль в возникновении сновидений.
Несколько лет назад было обнаружено, что ДМТ связывается с белковыми рецепторами сигма-1 (σ1) и не оказывает никакого действия на мышей с нокаутированными σ1. Эти рецепторы встречаются далеко не только в мозге, располагаясь на мембранах эндоплазматического ретикулума. Как минимум одна из функций σ1 состоит в передаче стрессового сигнала от митохондрий в клеточное ядро. В результате запускается синтез белков, защищающих клетку от факторов гипоксии или окислительного стресса. Все это указывает на возможную роль эндогенного ДМТ в защите клеток (прежде всего, нейронов), и новые эксперименты подтвердили эту гипотезу.
Нейробиологи использовали клеточные культуры нейронов коры головного мозга, макрофагов и дендритных клеток, помещая их в условия гипоксии (с содержанием кислорода 0,5 процента) в общей сложности на 10 часов. Некоторые из них обрабатывались ДМТ. Авторы подсчитывали количество погибших клеток, а также анализировали количество белков, связанных с их реакцией на стресс, — таких, как белковые факторы, индуцируемые гипоксией (HIF). Обнаружилось, что хотя гипоксия вызывала массовую гибель клеток (апоптоз) во всех изученных типах тканей, даже небольшие дозы ДМТ повышали выживаемость клеток всех типов. В некоторых случаях внесению ДМТ предшествовало добавление дигидрохлорида BD1063, вещества, которое связывается с рецепторами σ1 и блокирует действие ДМТ. У таких клеток адаптация к стрессу была заметно ослаблена.
Такой препарат здорово пригодился бы в медицине при комбинированном лечении инсультов, некоторых отравлений, сердечных и легочных заболеваний, в реаниматологии и анестезиологиии, а также людям, подверженным риску гипоксии в связи с условиями труда (альпинистам, военным летчикам, спелеологам, подводникам, водолазам). Возможно, в будущем препараты на основе ДМТ будут применяться наряду с другим ныне запрещенным психоактивным веществом, псилоцибином, который показал высокую эффективность при лечении депрессии.